Желтый дом в Белом городе

Bleach. Плантации фиолетовой травы

Жёлтый дом в Белом городе

Дирекция дурдома

Главный санитар
Abarai Renji
ICQ 192893375

Главный врач
Szael Apollo Grantz
ICQ 415471682

Дизайн
Abarai Renji


Устав дурдома (читаем до начала лечения!!!)

Программа лечения

Образец заполнения больничного

Свободные и занятые койки


В игру срочно нужны:
11 отряд, 12 отряд, аристократы-неканоны


Неканонов принимаем!

Время и погода:

Среда, начало марта
Сейретей: переменная облачность, но относительно
тепло, 10:00-12:00
Каракура:солнышко начало выползать из-за горизонта,
теплое и приветливое, день обещает быть жарким,
09:00-12:00
Уэко Мундо: погода как обычно, 03:00-06:00

Реклама
Ник: Реклама
Пароль: 111111
Реклама строго взаимная
и проверяется администрацией.
В чате рекламировать ОЧЕНЬ не рекомендуется

По вопросам рекламы все претензии к Заэлю.
Велкам в чат - разберемся.


Соседние психушки:

|Ясли для Арранкаров|_|Тёмная сторона Вены|_|Мир Тьмы: через тернии - к звёздам!|_|Cuatra Espada|
Полезная информация
Новым игрокам до принятия анкеты КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНО писать в любых темах кроме собственной анкеты и вопросов к администрации. Поскольку некоторым почему-то непонятно, указываем отдельно: флудить тоже запрещено. Нарушившие это требование будут удаляться с форума даже без просмотра анкеты.
P. S. В чате писать можно.


Синигами и их техники, Одежда синигами
Арранкары и как ими стать
Манга Блич в сети: на английском - просмотр онлайн (все
главы)
и на русском - просмотр онлайн и скачивание (с 34
тома по текущую главу)
, скачать тома 1-41 со всеми
бонусами
и тома 1-42 на русском (архивами).
Блич онлайн, просмотреть и/или скачать: 1-50, 50-100,
101-150, 151-200, 201-...
Блич-movie онлайн: 1, 2, 3
Онлайн-просмотр последних текущих серий и скачивание
манги на русском

Правила чтения испанского языка
Японская система мер и весов


Господа гости! Чат позволяет видеть Ваши IP, удалять сообщения и банить пользователей



>>Баннеры<<



Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Плац перед штабом Шестого отряда

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Площадка, на которой проводятся построения.


_________________
Мы как тени - где-то между сном и явью, и строка наша чиста.
Мы живем от надежды до надежды, как солдаты - от привала до креста.
Как расплавленная магма, дышащая небом, рвется из глубин,
Катится по нашим венам Вальс Гемоглобин.

Статы:
СТАТЫШИКАЙБАНКАЙ
Хиты - 90
Атака - 80
Защита - 80
Ловкость - 90
Рэйацу - 44
Интеллект - 30
+10 атака
+15 ловкость
+1,4 рэйацу
-15 от ловкости противника.
(итого - атака 90, ловкость 105, рэйацу 45,4)
Спецатака: +30%
Затраты: 20 реяцу
+20 хитов
+50 атака
+40 защита
-10 от своей ловкости
+24,2 рэйацу
(итого - атака 130, защита 120, рэйацу 68,2, хиты 110).
Спецатака: 50%
Затраты: 30 Р
Посмотреть профиль
---> Домик капитана

Достаточно быстро прибыв к штабу, уже издалека капитан обнаружил свой отряд на построении, о чем-то переговаривающихся между собою, но замолкших почти сразу при виде своего тайчо, да еще и в сопровождении внезапно не лейтенанта, а одного из арранкар. Повисла гробовая тишина, никто не смел даже слова сказать. К обычной дисциплине явно примешивалось удивление, хотя часть и видела сегодня бродящих по отряду пустых. Но видок Сексты явно был для них в новинку. Сотни глаз устремились на прибывших.
Окинув внимательно взором ровные ряды стоящих шинигами, Бьякуя решил не тянуть никаких котов за тыловые органы, посему перешел прямо к делу, ради которого собрал отряд.
- Утреннее построение было перенесено по уважительной причине и в порядке исключения. Сегодня утром проводился внеочередной тайшу для некоторых офицеров, и рокубантай-фукутайчо, Абараи Ренджи, также принимал в нем участие.
Кучики помедлил, обдумывая продолжение фразы. Послышались тихие перешептывания считающих, что их не видят, рядовых. Офицеры просто молча переглядывались.
- По результатам экзамена, на данный момент Абараи Ренджи исполняет обязанности капитана Девятого отряда. Место лейтенанта Шестого отряда пока свободно. Кандидатуры на должность будут рассмотрены в ближайшее время. Обязанности лейтенанта временно разделяются между капитаном и старшими офицерами. Пока это все.
Вот тут уже даже вышколенные офицеры заволновались и начали переговариваться между собою. Лейтенанта любили и уважали в отряде, и теперь, когда он их покинул, с одной стороны за него были рады, с другой на плечи командования ложилось куда больше обязанностей, ибо работоспособность Абараи уже стала притчей во язытцах.
Впрочем, самого Бьякую реакции мало волновали.

Посмотреть профиль
"Следи за словами... не забывай..." Эх, не знал пока капитан, к кому обращены эти его замечания. Общение с ласковым ками Уэко Мундо могло научить как минимум внешней любезности и камень, да только оного ками поблизости не наблюдалось, и Кучики его не напоминал никоим образом, кроме разве что вкуса - но тут Гриммджо не с чем было сравнить, он богов на зуб не пробовал. Как-то пока не доводилось. Только вот "следить за словами" еще не означало то, что он будет учтив и обходителен, ха-ха, как же, держите карман шире. В том же Лас Ночес, кроме Владыки, был целый полк граждан, которые с легкостью могли поделиться целым арсеналом колючек из богатых плантаций под языком, да и сам Секста был не дурак сказануть гадость, тем более что не только словами умел неплохо оперировать. Умел, то есть, пока оперировалку не отобрали и реяцу не запечатали, и что же ему, горемычному, оставалось теперь, кроме как доводить свое недовольство до сведения окружающих исключительно словесно? Забыть же - вряд ли получилось бы даже во сне.
Капитан тем временем успешно воздействовал на своих подопечных, как хорошее пугало. Отповедь об уходе лейтенанта отсутствующее сердце не тронула, хоть покопавшись в памяти, арранкар мог бы припомнить даже этого самого лейтенанта, но не стал, ему было недосуг. Он занимался увлекательнейшим занятием - наблюдением за стаей взрослых особей шинигами в естественных условиях. Тьфу, опять с Заэлем одним воздухом надышался. Надо меньше посещать всякие научные заведения, вот что.
Взрослые особи шинигами между тем усердно нарушали дисциплину. Нет, до Тоусена с его маниакальным стремлением к порядку Сексте было далеко и все по пересеченной местности, но тут он, подумав, несколько оскорбился. Во-первых, тут торчал капитан. А во-вторых, этого самого капитана Гриммджо возил по пескам Уэко... ну, по крайней мере старался, - и то, что его врага не уважала собственная стая, сейчас низводило его самого.
- А что, Кучики, они всегда так гудят, собравшись кучей? - фыркнул арранкар, косясь на Бьякую хитрым глазом, а потом развернулся передницей к строю, улыбнулся во всю мощь своего зубастого хлебальника и рявкнул:
- Ээй, шинигаме! Слабо заткнуться?
Вообще строить чужих подчиненных, неважно как они назывались - фракция ли, стая, отряд, - даже для него было из ряда вон. Но тут, менос заклюй, ошивался капитан, который этот же отряд уже в одну харю построить не мог, и подобное деяние еще более оспаривало его позицию как лидера. Хотя Гриммджо нафиг не сдалось шинигамье стадо, ему самому было интересно - послушаются ли?

Посмотреть профиль
бабочка от Ямамото
В связи с явной симпатией арранкаров к представителям Шестого отряда разрешаю взять Гриммджо Джаггерджека под ваш надзор, капитан Кучики Бьякуя


_________________
Мастера не злые, мастера изобретательные.
Это хуже.
Посмотреть профиль http://bleachbedlam.forum2x2.ru
Бьякуя уж было намеревался развернуться и отправится по дальнейшим своим делам, оставив офицерам разбираться с дисциплиной в отряде, но Секста не мог не вставить свои комментарии даже тут. Более того, он явно наплевал на предупреждение о молчании и невмешательстве, и посмел рявкнуть на чужой отряд. На его, Кучикинский отряд. Это уже ни в какие рамки не лезло. И самым удивительным было, что отряд таки заткнулся, как им в грубой форме и приказал арранкар. Сказать точнее, лишились дара речи, как и сам капитан на несколько мгновений.
Картина вырисовывалась сюрреалистическая чуть более, чем полностью. Пустой, отдающий приказы целому отряду шинигами. Плевок на честь и гордость носящих шикахушо и занпакто. В других условиях, посмей он отмочить нечто подобное - никто не стерпел бы и плакали тогда мирные договоры с Эспадой. И сам Кучики терпеть подобные выходки тоже не собирался. Он обернулся к Сексте, намереваясь высказать очередную воспитательную речь, но пришел ответ от Ямамото. Теперь ответственность за Гриммджо официально лежала на Кучики. Хорошо или плохо, но так надо.
- Гриммджо.
Капитан посмотрел на бывшего Сексту. Холодно так посмотрел. И голос тоже был холодный-холодный.
- Ты забыл, что я тебе сказал ранее? Или преподанного урока было недостаточно? Я не буду повторять дважды.
Вряд ли это заставит арранкара извинится, чего, собственно, и следовало сделать после такой глупости. Вопрос, хватит ли соображалки арранкару на понимание, что сейчас он палку перегнул. Совсем перегнул. Одно дело выводить Бьякую наедине, и совсем другое - перед всем его отрядом.
- Я жду пояснения твоих действий.

Посмотреть профиль
Гриммджо сам удивился действенности своего рева и поставил в мозгах галочку: попробовать как-нибудь еще раз. Или два. Если не забудет. То, что гордый капитан не погнушается спустить реяцу и распластать арранкара на мостовой предо всем строем, а то и убьет нафиг, было ничуть не менее вероятно, чем то, что умудрился отмочить сейчас этот самый арранкар. Давно, наверное, никаких важных частей тела не лишался. Однако ж его не поваляли - бабочка прилетела, крылышками помахала и... Джаггерджаку стало еще веселей. Настолько, что ржать в голос он все-таки не рискнул, это определенно попахивало безумием. Ну да, все так, как он и ляпнул, теперь они с Кучики до-олго еще друг от друга не отпинаются. Эх, голова моя синяя!..
- Зато тишина и порядок, - ухмыльнулся бывший Секста той половинкой лица, что не была скрыта скрипящей от распирающей улыбки маской и обращена к обалдевшим работникам занпакто и кидо. - А, шинигами?
Вякать, что сам Бьякуя ничерта оный порядок навести не может и вообще у него что-то там сгорело, уже не стоило, это-то буйный арранкар понимал. Пока понимал. Один только звук голоса, холодный-холодный, бесил его до красных меносов в глазах и отчетливого привкуса крови во рту. Вкусной такой шинигамской крови. Одна радость - капитан, если его не пинать, был зело молчалив...

Посмотреть профиль
Глядя на довольную ухмылку довольного кошака, хотелось взять его за шкирку, как нашкодившее животное, и уволочь с глаз отряда долой, пока не пришли в себя. А там устроить взбучку почище предыдущей, чтоб окончательно дурь из синей башки выбить. Явно дырявой почище пуза.
Положение у Бьякуи было не из легких - с одной стороны, тут на кону его авторитет как капитана, с другой - приказ начальства. Но начальство отдало арранкара в заботливые руки Кучики, а если учесть, что арранкар сам в них напросился... В общем, попал Джаггерджак. Действовать тайчо умел не только силовыми методами. Однако эта особь была поразительно невосприимчивой ни к физическим, ни к филологическим воздействиям. И для того, чтобы найти к нему подход, требовалось время. И много, много терпения. Ни того, ни иного сейчас у Бьякуи как раз не было.
- Я так и не услышал причину твоего вмешательства в дела чужого отряда, Джаггерджак. То, что ты одел форму шинигами, еще не означает, что ты стал шинигами. И не означает, что имеешь право отдавать какие-то ни было приказы кому-либо из моего отряда. Тем более, в моем присутствии. Это тебе понятно?

Посмотреть профиль
Начало игры

Настроение у пятого офицера одиннадцатого отряда было подпорчено с самого утра: вместо того, чтобы заниматься своими повседневными обязанностями, ему было приказано найти куда сделал ноги вверенный их отряду арранкар… Надо ли говорить, что перспектива бегать и ловить это даже в глаза ещё не виденное нечто по всему Сейрейтею не хотелось… Но ведь не поручишь это дело капитану с их-то с лейтенантом топографическим кретинизмом? Да ещё и Иккаку куда-то пропал... Не знать где находится третий офицер было для Аясегавы крайне непривычно и тоже выбивало из «душевного равновесия». В результате, всё утро некоторые особо «счастливые» обитатели Сейрейтея имели возможность наткнуться на бесцельно шатающегося по улицам и прочим общественным и не очень местам находящегося на взводе Юмичику… И чем выше было солнце, тем пропорционально более нервным становился пятый офицер.
К тому моменту, как его занесло на территорию шестого отряда, состояние «как же меня не радует это задание» уже постепенно начало переходить в «а пошло оно, это задание, пусть сами ищут». И, словно в насмешку, именно с приходом в голову этой мысли взгляд натолкнулся на нечто с голубыми волосами, соответствующее описанию искомого объекта. И на кейсекан Кучики Бьякуи рядом…
- О, нашлась пропажа… - не особо жизнерадостно провозгласил наш герой, спрыгивая со стены, с которой производил «обзор местности», и приземляясь рядом с арранкаром и капитаном шестого отряда, - Доброе утро, Кучики-тайчо, где вы нашли… ээээ… - тут до Юмичики дошло, что имя «подопечного» он, хоть убейте, не вспомнит, - …этого арранкара?

Посмотреть профиль
Капитан не понимал. Капитан, похоже, просто отказывался понимать, что если б Гриммджо взялся прямо тут объяснять ему, почему навел порядок в строю в присутствии начальства, в оном же строю сей порядок навести не озаботившегося - несчастный шестой отряд бы еще дольше не пришел в себя. И авторитет Кучики как предводителя дворянства пришлось собирать по клочкам и осколкам много дольше, чем потом склеивать по запчастям покаранного этим самым Кучики арранкара.
Поэтому Гриммджо просто смотрел на Бьякую как на идиота и лыбился. Это он хорошо умел.
Правда, на настойчивые речи занудного капитана все равно пришлось бы рано или поздно отвечать, что нибудь хоть отдаленно напоминающее "да понял я уже, понял", но в менее многолюдном месте. Или многошинигамном. Если б еще хватило у отмороженного Кучики терпения до оного места добраться - или уволочь туда Сексту, и так повалянного уже и отмытого, за ворот форменного белого косоде... но не суждено было сбыться этому акту спектакля, ибо на сцене, коей являлся начисто вытоптанный плац рокубантай, внезапно появилось новое действующее лицо. Лицо сие, отличаясь экстерьером весьма своеобразным, кого-то неуловимо напоминало, вдобавок хотело чего-то от Бьякуи, которого Джаггерджак, между прочим, уже в оборот взял.
- Почему это - нашел? - вопросил он с апломбом и одарил свежепришедшего товарища зубодробительно-синим взглядом вкупе с очаровательнейшей многозубой улыбкой из разряда тех, которыми можно распугивать мелких пустых и освещать дорогу в сумерках. - Я, между прочим, сам приперся, поскольку у вас, шинигами, контроль за территорией поставлен из рук вон плохо. И вообще бардак! Если ты сейчас еще скажешь, что я должен куда-то опять валить...

Посмотреть профиль
Даже несмотря на то, что капитан по сути распустил отряд сразу же по окончании своей речи, те не спешили далеко расходиться. Еще бы, такое представление в виде выяснения отношений грозного Кучики и пленного наглеца-арранкара. Впрочем, офицеры вскоре занялись своими подопечными и сами разошлись по постам. Рабочий день уже давно начался, а кто хотел, чтоб гнев капитана обратился на них? Пусть лучше Пустой огребает. И за отношение к капитану, и за свою беспардонность с ними, работниками занпакто и шикахушо.
Самого же Бьякую отчаянно раздражала эта самонадеянная белозубая лыба на смуглом лице Сексты, хоть он и старался раздражение засунуть куда подальше. Во имя всеобщего блага, так сказать.
Он и засунул. Почти. Только вот непонятно откуда внезапно взявшийся джуичибантай-госеки олицетворил собою чуть ли не причину всех ночных и утренних мытарств Кучики. По крайней мере, той части, которая относилась непосредственно к голубоволосому несчастью рядом.
"Очень вовремя, Аясегава. Где ты был полчаса назад..."
Объявись он чуть раньше, не стал бы Кучики создавать себе дополнительную заботу в виде наблюдения за треклятым Джаггерджаком. Теперь уже постоянного и легального. Хотя идея сдавать кого-либо из пленников в Одиннадцатый сама по себе казалась ему глупой, тем более, если речь заходила о таком взрывоопасном элементе, как Гриммджо. Это как подлить масла в огонь - они там либо передрались бы насмерть, либо шума стояло бы на весь Готей. А о мирных переговорах и сотрудничестве можно было бы забыть раз и навсегда.
Здороваться Бьякуя не стал, раздражение передавалось через леденящий душу слушателей тон.
- Доверенный вашему отряду арранкар свободно передвигался в одиночестве по территориям отрядов, своим вызывающим и подозрительным поведением нарушая порядок и нормы общепринятого поведения. Не объясняя внятно причину, проник на территорию Первого отряда и потребовал вернуть ему оружие. Устроил драку с другим пленником. Покинул территорию Двенадцатого отряда, в то время, как должен был находиться на ней. Проник в поместье Кучики, также не объясняя причин, при том, что ранее там было совершено покушение. Все это менее чем за сутки. Мадараме Иккаку, которому было поручено присматривать за пленником, я так и не увидел за все это время ни разу, хотя сталкивался с его подопечным трижды за одно утро. У меня достаточно дел кроме решения проблем другого отряда, тем более, проблем офицеров, которые совершенно не выполняют возложенные на них обязанности.
На этом Кучики слегка перевел дух, продолжив посвящать попавшего под горячую руку Юмичику в нынешнее положение дел.
- На данный момент бывший Секста Эспада перешел под мою юрисдикцию и будет пребывать на территории рокубантай вместо джуичибантай в положенное время. А дисциплиной Мадараме-сансеки и нарушением приказа о сопровождении пленника стоит вплотную заняться вашему капитану. - "Пока я сам еще и этим не начал заниматься..." - Можешь передать это Зараки Кенпачи.

Посмотреть профиль
Перечисление всех грехов, совершенных Секстой за столь короткий промежуток времени в отдельно взятом шинигамятнике, определенно грело наличие отсутствия души. Здоров был гордый капитан Кучики почитать нотации, ничего не скажешь, особенно из себя выведенный предварительно. Голосом его можно было замораживать продукты в промышленных масштабах, забивать гвозди и штамповать из него нержавеющие ложки. Гриммджо даже немножко восхитился, до сего момента такие отмороженные речи при нем несло только одно существо, и то с дыркой в говорилке, - и подумал мимоходом проверить, нет ли где в капитанском теле аналогичного функционального отверстия, а то порой сильно на арранкара смахивает. Хотя в Уэко успел уже часть проверить, но не все же...
- Мадараме я не ел, - подытожил он после сего безэмоционального спича. - И вообще не знаю, как оно выглядит. Какие-то проблемы?
А то ходють тут всякие, с перьями в неположенных местах, и претензии предъявляют, да еще не поймешь на кого - то ли на самого Джаггерджака, обреченного по неведомым причинам нарезать круги по белому городу, то ли на хмурого Бьякую, который тем более был вне любых претензий по определению - личный враг он Гриммджо или уже где?

Посмотреть профиль
Дальше распространяться на тему свалившихся неприятностей Бьякуя, разумеется, не собирался. А вот того факта, что Гриммджо своего предыдущего надзирателя не видел вообще, Кучики ранее отчего-то не сообщили. Позитивным во всем этом являлось хотя бы то, что арранкар не употребил сансеки в качестве обеда или ужина. Впрочем, пусть Зараки сам со своими офицерами разбирается.
Посчитав разговор оконченным, тайчо развернулся и направился непосредственно в здание штаба отряда. Не сомневаясь даже в том, что Джаггреджак пойдет следом без каких-либо указаний на свой счет. Не на солнышке же ему сидеть посреди плаца. Впрочем, это также было не важно - за его рейяцу Бьякуя мог следить и из здания. Главное, чтоб Пустому не приспичило пойти еще куда-нибудь погулять. Самому.
Мыслями шинигами вернулся к делам насущным. Требовалось восстановить сгоревшую прошлым вечером корреспонденцию к представителям аристократии, кроме того, был еще исполняющий обязанности капитана Пятого отряда, за которым Кучики надлежало приглядывать. Разумеется, на этом дела не закончатся - отчеты теперь все на нем одном, дела поместья также. Вполне могло статься, что придется нанести личный визит кому-либо из адресатов ранее упомянутых писем. Хоть это и не было особо желательным - время, плюс отсутствие Гинпаку и неизбежный интерес по этому поводу. А также немаловажный довесок в виде нахального и невоспитанного Сексты...
Бьякуя понимал, что репутация клана неизбежно и неуклонно идет вниз - и кто, как не он, нес за это основную ответственность... Возможно, для ее восстановления потребуются годы, если не десятилетия...

Посмотреть профиль
Выслушивая «отповедь» Кучики, Юмичике только и оставалось, что добропорядочно хлопать глазами, пытаясь соединить новую поступающую информацию, с уже имеющейся… А имелось в распоряжении только знание того, что Мадараме отправлялся следить за арранкаром, потом последнего видели гуляющим по Сейрейтею в гордом одиночестве… А теперь ещё и выходило так, как будто до арранкара Иккаку по какой-то причине даже не дошёл. Но, как бы то ни было, Кучики был прав, это были дела одиннадцатого отряда, и ни коим образом не шестого… Но тут возникала одна проблема: это было ещё и дело лично Юмичики, а в пропаже «дорогого Иккаку» можно было сейчас обвинить кого? Правильно, только арранкара. Потому что верить голословным утверждениям последнего Аясегава точно не собирался. И, хоть он и испытал неимоверное облегчение от того, что это голубо-волосое нечто больше не в ведомстве их отряда, просто и мирно уйти, как и полагалось, пятый офицер не смог.
- А где гарантия, что он действительно не съел своего сопровождающего? – в голосе прозвучала нотка не то чтобы паники, но обеспокоенности уж точно. Он, конечно, знал о том, насколько силён третий офицер одиннадцатого, но и сейчас речь шла всё-таки об Эспаде. Да и вряд ли бы Иккаку стал пользоваться банкаем, даже если бы и понадобилось, в центре Сейрейтей. - Не поймите неправильно, Кучики-тайчо, я никоим образом не хочу вас вмешивать в дела нашего отряда, но… вы действительно верите на слово арранкару? – последний при этом был удостоен настороженного, изучающего взгляда и хмуро сдвинутых бровей: Юмичика не мог определиться к какой категории разумных существ отнести этого конкретного индивидуума. В категорию уродливых он вроде бы не подходил, но и в представления пятого офицера о прекрасном тоже не вписывался, потому и общее впечатление Аясегава для себя никак не мог определить.

Посмотреть профиль
Линия горизонта как всегда не видна из-за макушек деревьев. Здесь сакура всегда в цвету, здесь время будто остановилось, когда-то, в день той короткой недели, пока цветет сакура. Остановилось, хотя кроны деревьев движутся, шелестя ветками и листьями под слабым ветерком. Вырезанный кусочек реальности, замкнутый сам в себе и помещенный в пространстве? Или кусочек пространства, помещенный в реальность? Нет, просто человек есть мир, а мир - есть человек. Пока жив человек - живет его мир, пока жив мир - живет человек. Почему бы и нет, такая точка зрения тоже имеет право на жизнь.
Легкий ветерок волной всколыхнул лепестки цветов, закручиваясь в маленькие невесомые вихри, отрывая их от веток и поднимая вверх, к яркому голубому небу. Небу, синеву которого редко затрагивает белизна облаков или тень туч. Здесь небо практически всегда с безмятежным спокойствием освещает всё под собой. Нет ни намека на светило, но везде распространяется яркий, но не слепящий свет, будто он исходит сразу ото всюду - от неба, каждого листика на многочисленных деревьях. Кажется, буд-то сам воздух светится в этом замкнутом мире. Это нормально, естественно. По другому быть не может.
Меч, в этом месте уже давно не вынимаемый из ножен, лежит рядом. Он ещё не остыл после короткой тренировки во внешнем мире. Если вытащить меч из ножен, то можно увидеть хищные блики, бегающие по лезвию. Меч живет только боем. Только в бою и только в руках истинного он живет полной жизнью. Меч хочет жить вечно, но вечного боя не существует.
Снятая маска с пугающим и устрашающим оскалом лежит рядом с мечем. Недопустимо, конечно, но иногда можно. Всё равно его сейчас никто не видит. А пока можно полу сидеть, привалившись спиной к скале, и ловить ветерок, норовивший кинуть в лицо ворох лепестков. Это едва заметное прикосновение к коже приятно. Глаза закрыты, но даже сквозь темноту он может безошибочно определять окружение. Вот дуновение ветра принесло ещё один ворох лепестков сакуры и бросило в лицо. Из всех только один задержался, запутавшись в прядях, но услужливый ветер быстро прогнал от него лишний элемент прически, дабы не потревожить. Со стороны он казался спящим, но ведь занпакто не спят. Он мог медитировать, но не спать. Глаза закрыты, потому что не было причин для обратного. Не было никаких предчувствий, не было никаких опасений. Был только ветерок легкого раздражения - мирская суета никогда не причиняла действенного вреда царящему в такие минуты спокойствию.
Глубокий неторопливый вдох, задержка дыхания на пару секунд, затем такой же выдох, сопровождаемый ветром. Больше всего ему не нравилось, когда ветер был спокойным, не вытанцовывал на скалах хороводы с лепестками, а просто методично дул, от чего в маске создавалось впечатление постоянного гула. Хорошо, что сейчас ветер совсем не такой. И хорошо, что он вообще есть - безветрие всегда настораживало, заставляло напрягаться и, может быть, даже слегка злиться.
Сквозь не плотно сжатые веки пробивается свет. От него не скрыться даже за маской. Он похож на свет реацу, только более ровный, размытый, не четкий, теряющийся среди своих отражений. Он требует, чтобы глаза открылись, требует посмотреть в глубокое небо, окунуться в розовые лепестки, слиться с ними, отбросить эту форму, стать с ним единым. Манит и затягивает. Сопротивляться или нет? Всё равно ничего не будет меняться - изменения зависят совершенно не от него и не от его маленького выбора. В силу характера, данного ему, верх всегда берет сопротивление. Мотнув головой из стороны в сторону, прогоняя едва заметную паутинку дремы, он отталкивается от скалы, одевает маску, берет в руки меч. Ножны не торопливо пристегиваются к поясу так, что рука удобно ложится на рукоять, а меч вытаскивается за мгновение. Привычным движением пальцы, обтянутые перчатками, обхватывают затянутую бледно-розовой материей рукоять, но дальше движения не происходит - в продолжении нет надобности. Ощутить в руке меч, значит ощутить себя. Принявший вертикальное положение воин, повернулся спиной к ветру, который незамедлительно начал теребить волосы. Рука соскользнула с рукояти меча и обманчиво-безвольно повисла. Ничего не надо. Пока хозяина здесь нет, пусть и его присутствие ощщущалось постоянно, они были на едине - только он и ветер.

Посмотреть профиль
Собственно, все. Торчать здесь, посередь гола плаца, и развлекать создающих видимость усиленного труда бойцов Сексте давно надоело, капитан повернулся ко всеми миру филеем и вознамерился было гордо удалиться, можно было бы тоже свалить... Но то, что нес этот пернатый гражданин, как Лолин занпакто ужалило и без того потоптанную арранкарскую гордость.
- А после вашего капитана, - оскалился Гриммджо, глянув на сурового офицера сверху вниз, - можешь зайти к вашему со-тайчо и сказать, что это ты саботировал мирный договор или что вы там хотели умное удумать, шинигами. На что еще верить, как не на слово, если все остальное благополучно поперли, а?
Как здорово было бы сейчас намекнуть ему, что такое глупое предположение о кулинарном назначении конвоиров легко проверяется методом потрошения, - и показать на примере, как хищник должен потрошить добычу, но не тот был расклад. Отвратительно, унизительно безоружный, только-только отмытый и отошедший от назидательного валяния по мостовой, арранкар злобно клацнул зубами и, развернувшись, помахал Юмичике ручкой. Сдался он ему, этот Юмичика.
- А про то, верит ли Бьякуя мне на слово, он сам скажет. Да, Бьякуя?

Посмотреть профиль
Фраза Юмичики остановила капитана на полпути к кабинету. В общем-то, офицер был прав, и верить Сексте на слово было бы, по меньшей мере, глупо. Но не вскрытие же ему устраивать, право слово. "Маюри был бы счастлив подобному предложению..."
Впрочем, за некоторые выпады кошака, Бьякуя сам готов был ему вскрытие устроить, - даже без особых причин в виде пропавшего сансеки. Но не имел права. Наказать в разумных рамках, не более, - это да.
Тайчо обернулся и через плечо бросил Аясегаве:
- У пленных арранкар запечатана почти вся рейяцу и они безоружны. Если Мадараме-сансеки позволил победить себя столь слабому противнику, то невелика потеря.
Слова были жестоки, но в них сквозила неприкрытая правда. Жизнь шинигами напрямую зависела от его силы, а со-тайчо не поручил бы столь важного пленника слабому шинигами. Поэтому опасения Юмичики были лишены здравого смысла. Даже если Иккаку был его другом, а волнение за него обоснованным, то это не означало, что стоило нести всякий бред. Тем более, в лицо вышестоящему начальству. Ну ладно, хоть бы и в спину. К тому же, не хватало еще, чтобы в силе самого тайчо кто-либо усомнился, на что косвенно намекал вопрос Аясегавы.
Кучики надеялся, что отповеди хватит для возвращения разумности к джуичибантай-госеки, и что тот не воспримет слова Джаггерджака о саботировании всерьез. Более того, сейчас арранкар был под надзором самого Кучики. А слова о доверии на слово все же задели капитана. Конечно же он не верил стопроцентно Сексте. Но говорить вслух об этом было излишним, тем более, пока пустой ведет себя более-менее прилично. Поэтому вопрос последнего был проигнорирован начисто.
Вместо ответа Бьякуя продолжил свой путь к офису, отправив по пути дежурного рядового за чаем. На двоих, ибо все же обещал напоить Гриммджо взамен на молчание и спокойное поведение. А Юмичике было о чем подумать на досуге.

Для Бьякуи и Гриммджо - переход в штаб Шестого отряда.

Посмотреть профиль

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения